Опыт Я смог избавиться от ВСД!

Тема в разделе "Истории избавления от ВСД", создана пользователем Геннадий, 1 фев 2018.

  1. Геннадий

    Геннадий New Member Registered

    Сообщения:
    2
    Симпатии:
    1
    Баллы:
    1
    Я в самом деле справился с ВСД. Статья призвана рассказать вкратце и с особым цинизмом, как это произошло. До этого у меня тут была другая статья, честная и полная воды, которую я считал высокоинформативной. Но по прошествии многих лет я решил кое-что удалить и поменять, потому что многие вещи стали неактуальными и кажутся слишком глупыми, чтобы о них говорить. Наверняка вы сможете отыскать первоначальные версии статьи в вэб-архивах и среди многочисленных перепостов. С этим я уже ничего не поделаю, поэтому перейдем к сути.

    Договоримся заранее еще об одной вещи. Я искренне уверен, что единого рецепта лечения дистонии не существует. Все люди разные, и у всех пути избавления разные – можете в этом убедиться, прочитав на сайте другие истории излечения ВСД. Все, что может себе позволить начинающий ВСД-шник, это начитаться подобных историй и набросать собственный план действий. Если вас не устроило мой «дисклеймер», то дальше, наверное, не стоит тратить время на чтение.

    Когда-то давным-давно, я был очень мрачным молодым человеком. Моя эмоциональность состояла из кучи комплексов, страхов, обид и прочей ерунды, которой гордится каждый школьник, считающий себя уникальным и непонятым. Все это отнюдь не улучшало мою нервную систему. Помнится, я не мог смотреть новости, потому что любые события в мире: от войны до поздравления президента с новым годом, вызывали у меня слезы. Школа, в которой я учился в 90-х годах, была одной из самых криминальных школ города, и там, приходилось в некотором смысле выживать. Будучи самым слабым и младшим в классе, я к тому же умудрился получить освобождение от уроков физкультуры, чем надежно закрепил убеждение о своей неспортивности.

    Все началось, тем не менее, на втором курсе института одним летним вечером 1999-го года, когда у меня коварно поднялась температура. Градусник показал всего лишь 37.2, хотя ощущения были на все 39.0. Я тогда подумал, что простыл, однако симптомов простуды не было. На следующий день температура и не думала падать. И в последующие шесть лет она надолго не покидала меня.

    Через три дня у меня начались головокружения. Такие, что я реально мог бы предположить, что теряю сознание. Я обратился за помощью в местную поликлинику. Была середина августа и страшная жара. Столетняя бабушка-одуванчик, которая оказалась участковым врачом, на мои жалобы на головокружения и температуру, сказала: «это, милок, у тебя от жары, я вот тоже маюсь…». И отправила меня домой, даже не дав направления на элементарные анализы.

    Начались знакомые всем нам будни ВСД-шника. Температура вела себя непредсказуемо. Она поднималась около 4 часов дня до 37.5, а потом хаотически прыгала по делениям градусника, мучая мой организм. Такие перепады буквально сбивали меня с ног, и я валялся на кровати, разглядывая потолок и слушая звон в ушах.

    Потом я чуть не потерял сознание на улице при матери. Она отнеслась к этому вполне серьезно. Через знакомых нам удалось попасть на прием к одному хорошему терапевту в областной больнице. Та с интересом (и совершенно бесплатно) меня обследовала. Я сдал анализы, включая глубокое исследование крови. Все было в норме – никаких следов инфекций, воспалений, патологий. Терапевт предположила, что температуру дает желудок и назначила мне принимать бифидобактерии. Я усердно их употреблял несколько месяцев, но толку от них в рамках ВСД оказалось никакого.

    Кроме того, у меня впервые обнаружили остеохондроз. Вот это было неожиданностью. Нестабильность шейных позвонков позволяло подозревать причину головокружений. Мне прописали уколы в мягкое место (по два шприца за раз), а также врач-ортопед рекомендовала мне заняться гимнастикой, и посоветовала отжиматься от пола до 30 раз. Эх, если бы я тогда прислушался к ее советам!

    Вскоре мой терапевт потеряла ко мне интерес, так как причину температуры выяснить не удалось. После сотни версий она предположила, ссылаясь на статью в немецком медицинском журнале, что температура может подниматься от неправильной формы прикуса челюсти. «Ну что ж, – сказала она, разводя руками, – учись с этим жить!» И пожелала удачи. Конечно, если бы не ее живое участие в тот год, я бы оказался близок к отчаянию, но ее спокойствие и серьезность помогли мне не сдаться.

    В связи с остеохондрозом мне запретили заниматься каким-либо спортом и освободили от физкультуры в институте.

    Годы боли и ужаса

    Параллельно лечению начались мои беды в личной жизни и учебе. На лекции я ходить не мог. Легче всего было, когда я не высыпался – тогда ощущения можно было свалить на недосып. Доклады и выступления перед аудиторией стали ужасом, который не описать.. Иногда приходилось прямо во время доклада ссылаться на плохое самочувствие и зачитывать материал сидя. Однажды мне стало так плохо в классе, что я сбежал с урока и побрел домой. Голова кружилась дико, и я в прямом смысле цеплялся за стены домов, чтобы не упасть.

    От меня начали отдаляться друзья, которые не очень понимали, чего я такой приунывший, отношения с противоположным полом сошли на абсолютное нет, когда я прогуливался с девушкой и вместо флирта думал, как бы незаметно спровадить ее домой и не потерять до этого сознание.

    Я стал бояться автобусов – однажды мне стало плохо в автобусе, и я доехал до дома в почти бессознательном состоянии. В парикмахерской я натерпелся такого позора, когда при парикмахере стал терять сознание – пришлось наплести что-то про слабую шею и лекарства. Больше я в парикмахерской не показывался 4 года. У меня отросли волосы до плеч – все думали, что я отрастил их по идейным соображениям, а на самом деле я до жути боялся парикмахеров.

    Я остался один на один со своей дистонией. В отличие от большинства ВСД-шников я быстро успокоился, и не стал искать необнаруженные диагнозы. Не будем забывать, что термин ВСД мне был неизвестен. Были, конечно, периоды, когда я был уверен, что у меня рак и СПИД и еще черт знает что. Но время шло, а я не только не умирал, но и учился жить со своими симптомами.

    Уже тогда я заметил одну странную вещь: температура повышалась в ситуации, когда я нервничаю.

    Бегством от симптомов стала литература и компьютер. Я очень много читал. В библиотеках я брал книги с полок наугад. Позже, когда я стал зарабатывать деньги, я собрал неплохую собственную библиотеку, в которой, например, несколько томов по истории мифологии. Однажды я решил составить список всех книг, которые я прочитал, и вскоре бросил, сбившись на тысяче.

    В те годы родители купили мне компьютер. Так как я бОльшую часть времени проводил дома, то компьютер я освоил быстро. Стараясь отвлечь свою голову от мук, я занялся программированием: изучил языки разметки и веб-программирования. Все эти знания не пропали даром и до сих пор служат мне хорошую службу в разных сферах моей жизни.

    Большим ударом был для меня военкомат. Я оказался вполне годен для службы родине. Никакие жалобы на головокружения и температуру врачи не приняли. Даже мой маленький вес (48 кг) не оказался препятствием: «парашют оденем и будешь нормально весить» – смеялись врачи в медкомиссии. Однако у меня были подозрения на проблемы с почками, не относящиеся к дистонии. И я оказался на обследовании в больнице в отделении нефрологии. Там моей температурой заинтересовалась главврач отделения. Она решила проверить, не дают ли почки мой злосчастный субфебрилитет. Две недели я мочился в разные баночки (включая тот метод, когда нужно сдавать мочу каждые четыре часа суток). В итоге диагноз был таков: почки к температуре отношения не имеют. Врач строго посмотрела на меня, обозвала декадентом и посоветовала быть позитивнее и избавляться от некоторых моих мрачных привычек. Кстати я тогда зачитывался «Бесами», и врач, увидев, ЧТО я читаю, порекомендовала мне завязывать с Достоевским. И опять я не обратил внимания на ценный совет.

    Впрочем, в армию я так и не попал. Вероятные проблемы с почками оказались не совместимы с военной службой.

    Мне было все хуже и хуже. Я впадал в затяжную депрессию. Начались периоды жуткой бессонницы. Я начал пить спиртное – до этого (до 21 года) я вообще не потреблял алкоголь, считая себя мудрым трезвенником. Пиво и различные тоники мне шли на пользу, в состоянии опьянения я чувствовал себя человеком. От алкоголизма меня спасли интеллект, чувство ответственности и… желудок, который, хоть убей, не принимал большие дозы спиртного, а выводил их обратно самым коротким способом.

    По-прежнему я пытался посещать врачей, но толку от них было мало. Будучи на приеме у одного местного хорошего частного врача, и выложив N-нную сумму рублей за обычное ЭКГ, я услышал, как этот врач сказал моей матери: «ему бы сто грамм водочки после обеда»…

    Однажды меня даже привезли к бабке-колдунье. Та что-то шептала надо мной и водила по груди то ли куском мыла, то ли камнем. А потом заявила, что я вообще-то не ее случай, но все будет хорошо.

    Первые проблески

    На второй год дистонии я попал к врачу лечебно-физкультурного диспансера. Она посмотрела снимки моего шейного отдела и порекомендовала комплекс упражнений на укрепление позвонков спины. Я поначалу не обратил на упражнения внимания, но однажды я приполз домой после жуткого приступа на улице. И тогда со слезами на глазах я занялся спортом.

    Данные упражнения оказались невероятно сложными. Их нужно было делать на полу, лежа на спине, животе, стоя на коленях. Именно тогда я понял, насколько слаб мой позвоночник – я мог сделать одно упражнение от силы два-три раза. В двухкомнатной квартире кроме меня жили отец, мать, брат и кот. Я выполнял упражнения два раза в день – утром и вечером – на полу в большой комнате. Мимо меня ходили, через меня перешагивали, надо мной шутили, кот думал, что я с ним играю и кусал за уши. А я упорно разрабатывал позвоночник. Мне было все равно, в голове родилась мысль: если все так плохо, то упражнения, во всяком случае, не повредят, и хотя бы укрепят спину. Прошло около года, когда я почувствовал, что головокружения значительно уменьшились. И голова уже не кружилась, а появились состояния астении и дереала. Исчезновение тяжелых форм головокружений я однозначно связываю с тренировкой спины посредством этих упражнений. В дальнейшем, как только я чувствовал, что на меня накатывают неприятные ощущения в спине или шее – я занимался упражнениями. И всегда эффективно.

    Летом 2002-го (не помню точно), я перенес операцию по удалению аппендицита и был отправлен жить на дачу вместе с котом. Там мне пришла в голову абсолютно идиотская для меня мысль. А что если заняться бегом? И так как скука была та еще, я стал бегать по лесу по три километра утром и вечером. За мной гонялись все местные собаки, шарахались грибники, но через два месяца я с удивлением обнаружил, что без одышки пробежал круг в три километра. Потом пробежал еще один такой же круг, и снова без одышки. Это было для меня действительно шоком. Я уже давно потерял веру в здоровье своего организма. А тут вдруг оказалось, что я практически рекордсмен. В школе бег на уроках физкультуры был для меня самым мучительным занятием, и мне всю жизнь вбивали в голову, что бегун из меня, мягко говоря, фиговый. Однако, как оказалось, это дикое удовольствие бежать и дышать свободно и спокойно, полной грудью, чувствуя приятное напряжение в мышцах. Всю осень и зиму после этих занятий бегом я ни разу не болел простудой (что для меня было нонсенсом), а симптомы ВСД практически не мучили меня.

    Но дистония вернулась. Когда я писал диплом в 2003 году. Я сам спровоцировал дистонию: сидел дома и ничего не делал. Отсутствие режима дня, компьютер и интернет, чрезмерное потребление алкоголя сделали черное дело. Меня накрыло сильнее прежнего. Я возобновил гимнастику, но эффекта она уже не давала. Можно бесконечно долго и даже увлекательно рассказывать, как я пережил еще один год, как защитил диплом, как искал работу, как нашел в себе смелость сходить к парикмахеру и впервые за четыре года подстригся.

    Я устроился на работу. Тут мне повезло. Она была недалеко от дома, и требовала сидения за столом – никаких поездок, командировок и прочего. Кроме того можно было даже отпроситься по плохому самочувствию. Тем не менее, работа оказалась нервная и трудоемкая – о дистонии иногда просто некогда было думать. А еще на работе стали рушиться мои комплексы и страхи. Я начал приобретать уверенность в себе и чувство ответственности.

    В 2004 году неприятные головные боли и боли в сердце (последние начались после сумасшедшего отчетного периода на работе) вынудили меня обратиться к невропатологу. Та оказалась весьма меланхоличным доктором – прописала мне внутримышечно витаминчиков и написала в карточке диагноз: Вегето-Сосудистая Дистония. Это был день, когда я узнал имя своего врага. Заметьте, что до этого, я не знал, что со мной и терялся в догадках. Теперь у меня было хотя бы название.

    Тот же невропатолог отправила меня к мануальному терапевту. После него я не могу однозначно высказаться о мануалке. С одной стороны, «массаж» мне помог, после него я себя чувствовал как заново рожденный. Но терапевт был дядька-кавказец, здоровой комплекции, который совершенно не интересовался и даже не смотрел снимки моих шейных и позвоночных нестабильностей. Он вертел, складывал меня как хотел, и я на каждом сеансе прощался с жизнью. А потом после завершающего «нажатия» на спину, такого, что хрустели все кости, и позвоночник встречался с животом, я вставал и бодренько скакал домой. До сих пор я не уверен, что подобные эксперименты со спиной абсолютно безопасны, но я выжил при двухнедельном посещении мануальщика и рад этому.

    Все кто читал мой сайт, знают, что я посещал врача-гомеопата; не знаю уж, помог ли он мне или нет, но сам врач понравился. Однако система приема лекарств (по графикам) меня достала, и я полностью забил на гомеопатию через полгода после начала курса лечения. К тому же скептицизм превысил веру в чудо. В настоящее время я крайне негативно отношусь к гомеопатии, считая ее опасной лженаукой.

    Потом меня плотно накрыли панические атаки – я просыпался посреди ночи, и меня била крупная дрожь, а утром я не мог самостоятельно обуться. Я обратился к психотерапевту в поликлинике. Никакой помощи, кроме прописки мне дорогого антидепрессанта, я не получил. Почитав перед приобретением аннотацию к этому лекарству, я решил никогда не принимать антидепрессанты. Побочные эффекты казались мне страшнее дистонии. Кроме того, оказалось, что этот доктор является владельцем аптеки, арендующий помещение прямо в здании муниципальной поликлиники, и лекарство я тоже должен был купить у него. Остальную часть сеанса, я выслушивал жалобы психотерапевта на проблемы с налоговой инспекцией. В конце сеанса он порекомендовал мне систему Норбекова (норбековцы как раз гастролировали у нас в городе – собственно, их я считаю скорее сектой, нежели организацией здравоохранения). … Этот психотерапевт до сих пор лечит в нашем городе и с каждым годом у него прибавляются дипломы о завершении самых современных курсов по психологии.

    Посещение психотерапевта оказалось последней каплей. Я перестал верить, что врачи мне помогут.

    Я взялся за дело

    Итак я начал войну против ВСД. Со мной были два сильных утверждения:

    1. Физиологически я здоров – это подтвердили анализы (а не врачи).
    2. Когда я спокоен и уверен в себе – я чувствую себя лучше.
    Поначалу я полез в интернет и к удивлению обнаружил там ребят с такими же проблемами, как у меня. Всем, кого я нашел, я разослал письма с предложением общаться. Кое-кто мне ответил. Одна девушка из Риги прислала мне ссылку на электронную книгу «Средство от ВСД» Курпатова. Это было откровением. Я читал, и на душе становилось спокойно и радостно: я не один, и я буду жить. Друзей-дистоников появлялось все больше, и я решил сделать маленький сайтик, посвященный ВСД. В феврале 2005 года появился сайт anti-vsd.narod.ru Историю сайта и форумов, немного грустную и поучительную, можно почитать в разделе «О проекте». Ныне сайт, как вы видите, стал полноценным ресурсом на собственном домене antidistonia.ru

    В поисках информации по дистонии, я перерыл кучу литературы, включая не только медицинские издания, но и философские и религиозные. Как это ни странно, во всех книгах основой лечения были методы, не связанные с лекарствами. Я недоумевал. И продолжал искать свою таблетку. Тем временем на сайте появились люди, которые заявили, что вылечились от дистонии. Это Михаил (статья о нем есть на сайте) и некий человек с ником Kash.. В качестве способа своего излечения они использовали медитативные практики, что я тогда совершенно не мог понять.

    Затем я смог открыть форум, где в дискуссию, помимо нытиков-дистоников вклинились и врачи. Их сообщения были, как мне казалось, бессодержательными. Они писали о минимуме лекарств и о максимуме активности.

    От книг по медицине меня занесло в литературу по психологии. Быстро сжевав основы психологии, я углубился в прикладные сферы. И тут я встретил позитивную психологию и НЛП. В рамках этой статьи я не буду писать конкретно, как именно помогло мне НЛП и иже с ним (подробнее я писал в отдельной статье «НЛП и ВСД»). Скажу одно – я стал меняться.

    Избавление

    Однажды я понял, что моя жизнь была не слишком правильной и даже какой-то что ли глупой. И еще я понял, что страдать от этого не следует: прочь комплексы и саморефлексию. Мое прошлое оказалось ценным и полным полезного опыта. Я понял, что пора полностью менять отношение к жизни, к окружающим, к себе.

    Все это довольно абстрактно, но в своем блоге и на сайте вообще я пытаюсь осилить этот путь и показать другим возможные направления.

    Итак, я перестал нервничать по пустякам. Я стал абсолютно спокоен, весел и общителен. Я перестал обижаться на идиотов, вообще перестал считать людей придурками. Появилась самоирония и наслаждение от мелочей жизни. Изменилось и отношение к приступам. Теперь вместо того, чтобы пугаться до чертиков во время приступа, я шутил над собой и старался расслабиться. Пил зеленый чай и отвлекал внимание на более интересные вещи. Вместо того чтобы сидеть вечерами дома и измерять температуру, я старался идти куда-нибудь, будь-то просто прогулка по улицам или какой-нибудь прокуренный бар с живой музыкой.

    Много пищи к размышлению дали наши форумы, посвященные проблемам дистонии. Общаясь с дистониками, я начал многое понимать об отношении людей к своему организму, видеть заблуждения, которые не замечал у себя, хотя страдал абсолютно такой же слепотой.

    Однажды зимой 2006-го я сильно простыл. Кашель мучил меня вплоть до апреля. Я выпил все возможные лекарства, перепробовал горчичники и народные средства. И случайно на глаза мне попалась статья о контрастном душе. В голове вдруг поселилась навязчивая мысль – смогу или нет? И в один прекрасный день я залез в душ и сделал это. Признаюсь – ругался матом, но тело ликовало. Я начал принимать контрастный душ каждое утро перед работой и после работы. Причем старался не только технически исполнить ритуал обливания, но еще и прочувствовать удовольствие от него. Душ, как выяснилось, следует принимать только с определенным позитивным настроем, иначе просто банально простудишься. Кашель исчез через два дня. Но вместе с кашлем пропало что-то еще. Я не сразу сообразил, что я больше не чувствую скачков температуры. Вообще-то я привык к ним за семь лет, и в любой момент мог сказать с точностью до десятой доли градуса соответствующую температуру своего тела, чем восторгал врачей. А теперь мне показалось, что температура пропала. Я срочно измерил ее. Нет, была, родимая – 37,2. Но я ее не чувствовал. Ого, подумал я…

    Среди кучи книг по ВСД я наткнулся на такое словосочетание, как аутогенная тренировка. Почему-то этим методом предлагали лечить дистонию. Еще год назад, я бы назвал это колдовством и перекрестился, памятуя опыт Михаила в цигуне, который по моему мнению суть одно и то же, но с тех пор я стал внимательнее читать советы, не относящиеся к медицине. Мне стоило больших трудов разыскать относительно понятную и детальную литературу по аутогенной тренировке. И мои усилия были вознаграждены. Мне попался бумажный вариант книги Кея Кермани, а также удалось выцепить из Интернета пару хороших инструкций по АТ. Внимательно все изучив, я приступил к таинственным формулам аутогенной тренировки. Вот уж что трудно, так это ни о чем не думать. Около полугода я воевал со своими мыслями, лезущими изо всех щелей. Попробуйте хотя бы пять минут полежать спокойно, повторяя фразу «я спокоен» – не получится. Вы обязательно уйдете по тропинке посторонних мыслей. Кроме того, появились неприятные аутогенные разряды, которые выталкивали меня из состояния покоя и даже пугали. Каждый день по 10 минут утром и перед сном я упорно пытался войти в аутогенное состояние. И сам не заметил, как через год научился не только делать это, но и смог усилием мысли нормализовать температуру тела, давление, успокаивать сердцебиение и вызывать в теле умиротворение. Сами понимаете, что при таком умении температура не стала задерживаться в моем теле. Итак, повышенная температура в один прекрасный день покинула меня…

    Кое-что продолжало мучить меня. Крайне неприятные астенические приступы. Это когда накатывает ужасная сонливость и слабость. Я попытался заняться бегом. Но в городе мне это очень не понравилось. И я купил велосипед. Последний раз я катался на нем лет 10 назад. И вот после работы или на выходных, один или с друзьями, я начал совершать велопробеги. Сначала рядом с домом, а потом все дальше и дальше. Последний раз мне удалось совершить сорокакилометровую поездку за город. Причем абсолютно без приступов паники или каких-либо болезненных ощущений. Астенические приступы медленно уходили в прошлое, и к лету 2007-го, я подумал, что смогу робко назвать себя здоровым.

    Помимо прочего меня стала злить собственная слабость. Я был такой хилый, что не мог отжаться от пола более пяти раз. Ну что ж, – сказал я себе, глядя на свои последние достижения, – посмотрим. Многие утверждают, что дома качаться нельзя. Таких утверждающих я послал подальше. А сам раздобыл гантели по 1,5 кг, эспандер (на металлических пружинах, которые все время норовили оборваться и очень больно полоснуть по спине), отыскал в интернете упражнения для гимнастики и стал по вечерам после работы заниматься «отягощениями» прямо в своей комнате. Естественно вес в 1,5 кг мне быстро стал неинтересен и гантели стали утяжеляться. Когда я отжался от пола 25 раз, я испытал невероятную гордость…

    Заключение

    Ну, и как вы теперь думаете, излечился ли я от ВСД в том смысле, в каком вы понимаете слово «излечение»? Вряд ли. От ВСД я избавился. Как избавляются от старого ненужного хлама. А чтобы сделать это, необходимо прибраться в собственной голове. Иначе говоря: начинать нужно не с врачей, а с себя. Менять себя, менять отношение к миру вокруг вас. Для представления о том, какими вы должны быть, советую прочитать статью одного известного человека.

    В настоящее время я испытываю неприятные состояния, когда приходится понервничать из-за семейных проблем или неурядиц на работе, а также «колбасит» при различных атмосферных колебаниях. В таких случаях меня спасает относительно хорошее вино или просто обычный сон. Если приступ застает меня, например, на работе, я стараюсь раздобыть чашечку зеленого чая и незаметно расслабиться, ограничив свою мобильность до тех пор, пока не полегчает.

    Также как и все, я подвержен лени. Бывают периоды, когда всё забрасывается, и я погружаюсь в волны жалости к себе и депрессии. Я честно стараюсь решить эту проблему воспитывая силу воли, которой так не хватает. Несмотря на то, что мне, как человеку работающему, хочется постоянно спать и снится отпуск.

    Сейчас я увлекаюсь современной психологией, такими направлениями как НЛП, BSFF, зачитываюсь литературой о Милтоне Эриксоне (психотерапевтическая практика которого сильно повлияла на мое представление о возможностях человеческого мозга). Также я постоянно посещаю вышеупомянутый форум, где меня можно спросить о чем-нибудь и получить ответ.

    Источник
     
    Яна нравится это.
  2. Геннадий

    Геннадий New Member Registered

    Сообщения:
    2
    Симпатии:
    1
    Баллы:
    1

Полезные страницы